Тэтчер и Тичер

0
105

С какой большой импозантностью, с какой нескрываемой гордостью они обыгрывают и сопоставляют. Сопоставляют и сравнивают. Себя, несгибаемых властителей и леди, несогнутой властью. Как им хочется объяснить, что уроки борьбы с профсоюзной оппозицией — бесценны, что примеры подавления лондонских бунтов — великолепны, что избираемость на три срока подряд — неизбежно для возрождения великой империи. Путин сиял, когда говорил о ее роли в истории, светился внутренним светом от возможности сопоставиться и примерить бронзовый памятник в английском парламенте.
Между ними действительно есть общее. Они оба бесконечно харизматичны и любили (любит) радовать толпу заготовленными гэгами и остротами. Они оба несгибаемы в своей борьбе и непреклонны к врагам, у них один девиз: «Убеждения нельзя размывать компромиссами». Но у него — это девиз по-жизни, а у нее в политике. Но….
Она пришла во власть через открытую борьбу за пост лидера партии консерваторов с Э.Хитом и ушла когда проиграла Мэйджору. Она тоже мечтала о великой стране, но сокращала роль государства в экономике, провела реальную приватизацию госкомпаний и сделала всех англичан акционерами и сособственниками его недр. В страшном для экономике нефтяном кризисе 70-х она действительно проводила жесткую монетаристскую политику, увеличивала налоги и отменяла субсидии на молоко для школьников, но, при этом, главной целью которой она добилась, было сокращение бюджетных расходов на госаппарат и неповоротливые, неконкурентоспособные государственные корпорации .
Она действительно закрывала сотни угольных производств и оставляла шахтеров без их прежней работы, но с открытием «северной нефти» она ввела 90% налог на ее добычу и направила деньги на переобучение шахтеров и модернизацию отсталых производств.
Она действительно » насмерть» боролась с профсоюзами, но потому что видела в них угрозу демократии, а не собственной власти. Она билась с правилом профсоюзов первичного приема на работу именно члена тред-юниона и правом перекрестных забастовок из солидарности.
Она жестко подавляла демонстрации и погромы, но только тогда, когда эти выступления перерастали в хаос и насилие. Когда громили частную собственность и убивали полицейских. Но никогда за лозунги против неё или её партию. Никогда за мирные демонстрации или сидячие забастовки не применялась сила. Никогда!

В начале 80-х у неё, также как и Путина рейтинг упал до минимума и достиг 25% , но в отличие от него она не скрывала своих трех миллионов безработных, она не отдавала нефтяные компании после банкротства своим друзьям и не вводила тотальный контроль за прессой и журналистикой. Её вектор был противоположен. Она общалась со своим народом и позволяла народу самому решать и думать о своем будущем. Уже через десять лет экономика Великобритании процветала. Но как только она ввела новый налог на недвижимость, общество взбунтовалось и она признала своё поражение.
При всей своей неоднозначности и несгибаемости, главной её целью все же была не власть, а право народа выбрать её во власть и право народа на демократию.
Уже в конце своей политической карьеры она сказала: «Общества не существует… Наш долг заботиться о себе и помогать заботиться о наших соседях». С какой же эйфорией, наверное, это повторяют садоводы из товарищества Озерки, не понимая из какого контекста они выпали. И какая большая разница между этой великой женщиной и новоявленным учителем словесности.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ